«Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о павших»
К. К. Рокоссовский

По следам каталонской независимости и современного сепаратизма

am en ru
Katalonakan ankakhowt`yan ew zhamanakakits` separatizmi hetk`erov_24341

Референдумы, прошедшие в Каталонии и Курдистане вновь сделали предметом обсуждений разговоры о сепаратизме. На самом ли деле стремление к независимости и создание собственной государственности можно расценивать лишь как сепаратизм, придавая этому слову определенный отрицательный смысл, или это всего лишь законное, естественное стремление народов создать этническое национальное объединение, которое способно защитить интересы народа в отдельно взятом государстве?

Западные политические круги утверждали, что самоопределение народов является следствием давления правящей или религиозной группы на ту или иную религиозно-этническую общину, иначе таких устремлений не было бы. Но даже в тех государствах, которые считают себя состоявшимися, с высоким уровнем жизни, мы становимся свидетелями непрекращающихся проявлений независимости или сепаратизма, и ярким примером тому является Каталония. Подобные явления можно наблюдать только в странах – членах Евросоюза, таких как Франция, Италия, Бельгия, Австрия, Германия и Великобритания.

Если в некоторых случаях государства - члены ЕС поддерживают эти стремления, право на самоопределение, исходя из политической целесообразности, например, отделение Косово от Сербии или даже Югославии, а до этого -  развал СССР и отделение союзных республик, то в других случаях подобные проявления независимости они расценивают как типичный сепаратизм и отказываются признать или поддержать его, как в случае с Нагорным Карабахом, Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем.

Позже и отделение Крыма от Украины, а также стремление населения Луганска и Донецка создать самостоятельную государственную единицу Запад расценил как сепаратизм и аннексию.

И здесь возникает важнейший вопрос, а есть ли на самом деле между различными народами и этническими группами правовые различия в их стремлении к независимости? И почему в одних случаях эти явления рассматриваются как реализация права на самоопределение, а в других – как сепаратизм.

В реальности подобных различий не существует, квалификация явления сепаратизм обусловлена политической оценкой ситуации со стороны той или иной группы государств. То есть, если они это отделение рассматривают как угрозу их собственным интересам, или интересам их союзников, то подобная ситуация рассматривается как сепаратизм.

Зачастую наблюдается и противоположная тенденция, когда, исходя из собственных интересов, многие страны начинают массово признавать правомочность отделившегося государства.

  Когда в январе 1919 года была создана Лига наций, ее членами были всего лишь 44 независимых государства, в 1943 году их число достигло 58. В 1945 году, когда сформировалась Организация объединенных наций, было 51 независимое государство. В 1991 году в момент распада СССР число независимых государств достигло 166. В 2011 году последним -193-им членом ООН стал Южный Судан.

То есть, борьба с независимостью - бессмысленный и даже регрессивный процесс, что всего лишь доказывает, что некоторые государства и правящие в них политические элиты не могут избавиться от своего колониального прошлого, насилием и силой оружия стараясь удержать ту или иную территорию и проживающие в них народы под своим влиянием. Однако, стоит заметить, что как бы ни расценивалось стремление к независимости: как сепаратизм или реализация права на самоопределение, данное явление будет продолжено, поскольку желание народов быть независимыми так же естественно, как падение империй или рождение человека.

Следовательно, в ближайшее время мы станем очевидцами процессов борьбы за независимость со стороны народов и наций, не имеющих собственного государства, и эта борьба будет только накаляться.

 Армен Манвелян, кандидат исторических наук

 

Лента новостей

Похожие новости