Ереван накануне войны: Давид Аркин о древности и школе Таманяна

erevan-nakanune-voyni--david-arkin-o-drevnosti-i-skole-tamanana

Строительство столицы Советской Армении – Еревана, всегда привлекало большое внимание архитекторов, историков архитекторы всего СССР. Особенно этот интерес обострился после того, когда зодчего Александра Ивановича Таманяна (1878- 1936) наградили Сталинской премией второй степени в 1941 году, увы, после его смерти – «За архитектурный проект Дома Правительства Армянской ССР, который завершил его сын, архитектор Георгий Александрович Таманян».

Итак, в 1941 году в Ереван едет крупнейший искусствовед, художественный критик и историк архитектуры, изобразительного и декоративно-прикладного искусства Давид Ефимович Аркин (1899- 1957).  "Ай Дзайн" представляет полную версию его статьи «А.И. Таманян», которая хранится в РГАЛИ (Российском государственном архиве литературы и искусства).

«Сталинской премией по архитектуре за 1941 год увенчано одно из славных имен старшего поколения зодчих нашей страны. Это – имя покойного академика Александра Ивановича Таманяна, по проекту которого в прошлом году завершено строительство выдающегося архитектурного произведения – Дома Правительства Армении на площади Ленина в Эривани.

Архитектура Советской Армении имеет свое ярко выраженное лицо. Приезжая в Эриван, попадаешь в город, замечательный не только своим природным окружением, но и архитектурным пейзажем.

Город этот – целиком создание нашего времени. И хотя улицы его пестрят лесами новых строек, весь облик города уже сегодня производит цельное и сильное впечатление. Новая архитектура формируется здесь под прямым воздействием мощных образов природы. В архитектурный организм Еревана как бы включены соседние холмы и виноградники, обширные долины, завершающиеся мощными конусами Арарата. Для того, чтобы почувствовать первозданную красоту этой природы, не надо выезжать из города. Она неизменно присутствует в самом Ереване, в перспективах его улиц, в рельефе его подъемов и спусков, в самой окраске города, отливающего розовым, желтоватым, лиловым тонами артикского туфа.

Армения богата древними памятниками зодчества, в изобилии разбросанными по ее селениям и горным склонам. Ясная и строгая национальная традиция прошла почти незамутненной сквозь многие века, создавая образцы армянской классики: кристаллически четкие объемы церквей IX-XI веков, ансамбли Санаина и Ахпата, суровую простоту Ереруйской базилики, чеканную форму храмов Вагаршапата.

Традиции народного строительного дела сильны в этой стране: армяне издавна были искусными мастерами камня. Столицу Советской Армении строит поколение молодых архитекторов. Их признанным учителем, их старшим мастером был Таманян. Он пришел работать в Армению уже на склоне своей трудовой деятельности, но именно здесь он создал свои лучшие произведения. Можно говорить о целой школе Таманяна, пустившей глубокие корни в современной армянской архитектуре. Эта школа имеет отнюдь не только местное значение, она принадлежит к числу наиболее значительным явлениям в истории нашей архитектуры за последние два десятка лет.

Таманян по своему воспринял национальные традиции армянской классики, сумел показать то жизненное, что содержится в этих традициях. В его собственной архитектурной манере образы старинного зодчества раскрылись в скупом и строгом отборе. Таманяна привлекали больше всего образцы раннего армянского средневековья: удивительные народные орнаменты на древних камнях, - виноградные грозди, звери, птицы, вырезанные сильным мужественным резцом; призматические объемы старинных базилик, строгие вертикали пилястр, разбитых узкими высокими нишами; красота самого камня – тесанного или обработанного сильным грубоватым резцом.

Эти образы древнего зодчества так тесно сплетались с образами самой природы, что трудно было отделить композицию какого-нибудь Вагаршапата или Дарачичагского храма от композиции окрестных горных хребтов. Таманян интерпретирует мотивы армянской классики как художник, дождавшийся на родной земле возвести подлинное творчество, - после тех академических стилизаций, мастерски выполненных, но холодных, которым была отдана первая половина его деятельности и образчиков которых является известный дом на Новинском бульваре в Москве. Исследования Тороса Тороманяна  по истории армянской архитектуры дали зодчему богатый материал. Звартноц, этот древнейший и единственный в своем роде памятник, соединивший сложные сплетения сирийских, малоазиатских и местных мотивов с чисто-народными художественными чертами, особенно глубоко воздействовали на творчество Таманяна.

Архитектор выработал свой стиль, иногда несколько статичный и тяжелый, но всегда отмеченный печатью подлинного и большого искусства.

В композициях Таманян неизменно присутствуют суровый эпос армянской земли, видевшей в прошлом так много войн и страданий. Ереван гордится многими постройками Таманяна: монументальный театр замыкает собою узел основных магистралей города, здания Политехнического института, обсерватории, Публичной библиотеки принадлежат к числу лучших образцов советской архитектуры. Но произведением, в котором с наибольшей силой сказался индивидуальный стиль мастера и его высший художественный вкус является, бесспорно, Дом Правительства на площади Ленина.

Это здание сравнительно невелико по объем, в то же время монументально в самом подлинном смысле слова. Почти плоская стена, разбитая типичными армянскими пилястрами и нишами, оживлена резным фигурным орнаментом, навеянным рисунками Звартноца.

Эти рельефы настолько органично «входят» в поверхность камня, что кажутся его естественной обработкой: камень как бы говорит языком этих лаконичных и в то же время таких выразительных фигур. Облицовка из розового туфа сближает облик здания с колоритом горных вершин и соседних холмов. Таманян широко применял в своих постройках артикский туф, замечательный материал, одновременно конструкторский и облицовочный. Пластические возможности этого материала не уступают его прекрасным колористическим качествам. Таманян показал, как прекрасно «работает» туф и в орнаменте, и в классическом ордере, и в разнообразной фактуре облицовки, и в плоскости стены. Именно благодаря Таманяну туф сделался таким важным элементом в строительной практике армянских архитекторов. Он придает улицам Еревана их своеобразный и привлекательный колорит: неповторимые краски армянских гор с их интенсивно желтыми, бурыми, розовыми оттенками, низкие поросли виноградников, огромные складки земли, еще сохранившей в этой стране все разнообразие своей первичной расцветки, - как бы присутствуют в архитектурных формах и красках города.

Старый зодчий, так много труда и таланта положивший на строительство родного  города, Таманян умел чутко прислушиваться к голосам народного творчества, звучавшего ему и в руинах каменных древних памятника, и в песне современного ашуга. Он страстно любил свою страну, ее величественную природу, прекрасную и суровую, - свой родной город, заново рождавшийся на его глазах. В лучших произведениях Таманяна чувствуется эта высшая любовь художника к своему народу. Древняя традиция выступает в этих произведениях обновленная живым и непосредственным чувством современности. Именно это сочетание придает работам Таманяна силу художественного воздействия, присущую подлинной классике».

От автора

Примечательно, что крупнейший историк архитекторы того времени Давид Ефимович Аркин сознательно принижает русское наследие Таманяна. Время становления советского искусства, когда и  национальные культуры ищут свой новый импульс, опираясь на народное творчество. Он отмечает, что первая половина деятельности Александра Ивановича – это холодная классика. В ней он выделяет лишь  дом  князя С.Щербатова, построенного Таманяном на Новинском бульваре. Проект принёс ему золотую медаль на конкурсе Городской управы на лучшее здание Москвы в 1914 г.). Внесу некоторые штрихи исследователя: Аркин фундаментально изучал национальные традиции, их влияние на новое советское зодчество и искусство. Разумеется, в этом умалении классики чувствуется лишь дыхание времени. Тот, кто хорошо знает творчество Таманяна (Таманова) в России, его шедевры, в частности, в подмосковном Кратове, Санкт-Петербурге, Ярославле и области, понимает, что порой он терял участие в проектах из-за своей приверженности классицизму. Так, Таманян не выиграл конкурс на строительство соборной мечети в Санкт-Петербурге. Хотя причина срыва до конца не ясна. Разумеется, Аркин блестяще синтезирует в очерке и древнее наследие Армении, и дух советского города, и природный ландшафт, и подходы школы Таманяна. Предположим, что Ереван Аркин успел посетить до начала войны, слишком радостными, наполненными солнцем и вдохновением, читаются  эти строки сегодня.  Аркин так увлекается, что называет Ереван родным городом Таманяна, специально «забывая», что родился он в Екатеринодаре, действительно, с юности мечтая созидать на своей исторической родине.

По материалам РГАЛИ Валерия Олюнина

журналист ведущий научный сотрудник

Института политических и социальных исследований

Черноморско-Каспийского региона (ИПСИ)

Лента новостей

Похожие новости