«Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о павших»
К. К. Рокоссовский

Иран-Азербайджан: Что не так?

iran-adrbejan-inc-or-ban-ci-stacvoum

Президент Азербайджана по случаю 40-летия Исламской революции направил поздравительное послание своему иранскому коллеге, однако, не успев смахнуть впечатления от дипломатической лести, бакинские СМИ выпустили ряд беспрецедентно жестких публикаций, общий смысл которых заключается в том, что “иранский режим заинтересован в продолжении армянской оккупации равнинного Карабаха”.

Поводом для подобного вывода стала информация об официальном визите премьер-министра Никола Пашиняна в Иран в конце февраля. Азербайджанская сторона, вероятно, была настолько удивлена этой новостью, что поспешила срочно направить в Тегеран министра иностранных дел Мамедъярова, однако, так сложилось, что Иран примет посланника Азербайджана уже после визита премьер-министра Армении.

Складывается впечатление, что Азербайджан был слишком вдохновлен прямыми контактами с Пашинян-Алиев и Мнацаканян-Мамедъяров, и лелеял огромные надежды, что армянская сторона пойдет на беспрецедентные уступки. Визит премьер-министра Армении в Берлин и заявления по Карабахскому урегулированию, а также информация о том, что предстоящая встреча Мнацаканян-Мамедъяров состоится с участием министра иностранных дел России Сергея Лаврова, похоже, подрывают крайне оптимистичные ожидания официального Баку.

В Азербайджане понимают, что вопросы региональной безопасности обязательно будут включены в повестку визита Николая Пашиняна в Тегеран. Для алиевского режима, если судить по тону публикаций в азербайджанских СМИ, это тема вызывает множество догадок касательно того, как посмела Армения углублять политический диалог с Ираном после того, как советник президента США по безопасности Болтон, посетивший регион, будучи в Ереване, намекнул на стремление его страны заморозить армяно-иранские отношения.

С азербайджанской стороны пытаются понять, почему, заявляя на различных уровнях о “поддержке территориальной целостности Азербайджана”, на практике Иран выступает противником изменения статуса-кво. В этой связи азербайджанские авторы предпочитают приписывать официальному Тегерану голословные заявления, в том числе, обвинения в “контрабанде на неконтролируемой территории”, однако, эта тема нацелена на внутреннего потребителя. На самом деле, Баку боится, что Иран может вывести свои отношения с Нагорным Карабахом на формальный уровень, не говоря об этом вслух.

Может, Баку обладает полученной по дипломатическим каналам информацией о том, что в Тегеране премьер Пашинян затронет и вопрос неофициальных ирано-арцахских отношений, в том числе? Пока, кажется, такой информации нет, но азербайджанские эксперты строят свои суждения на основе анализа армянских политологических кругов. Видимо, что-то, на самом деле, не так в ирано-азербайджанских отношениях.

Баку так и не удается убедить Тегеран в том, что он не предпринимает антииранских действий и не будет использовать так называемый фактор «иранского Азербайджана». В свою очередь, демонстрируя в вопросе Нагорного Карабаха сбалансированный подход, исключающий вмешательство внетерриториальных сил в урегулирование конфликта, Тегеран вызывает у Баку сомнения в том, что Иран является сторонником статуса-кво. Какое общее решение будет принято в результате визита премьер-министра Пашиняна в Тегеран, какие выводы будут сделаны из предстоящих ирано-азербайджанских консультаций, станет ясно в течение следующего месяца.

Лента новостей

Самое читаемое

Похожие новости