«Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о павших»
К. К. Рокоссовский

Возможно, что война в Карабахе гораздо ближе, чем многие думают - «Независимое военное обозрение»

am en es ru
vozmojno--cto-voyna-v-karabaxe-gorazdo-blije--cem-mnogie-dumaut---nezavisimoe-voennoe-obozrenie

Российское издание «Независимое военное обозрение» опубликовало статью заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина под названием «Нагорный Карабах – пороховая бочка Закавказья».

В статье, в частности, говорится:

"Вдаваться в историю Нагорного Карабаха, выясняя, кому он должен принадлежать «по справедливости», совершенно бессмысленно. Хотя бы потому, что неясно, с какого момента эту историю отсчитывать. Тем более что обе стороны давно выстроили свои стройные, безупречные и взаимоисключающие системы аргументации по данному вопросу, от которых не откажутся никогда и ни при каких обстоятельствах (аналогичная ситуация имеет место практически во всех территориальных спорах).

НЕРАЗРЕШИМОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ

С точки зрения современных норм международного права налицо классическое и неразрешимое противоречие между принципом нерушимости границ (оно здесь в пользу Азербайджана) и правом наций на самоопределение (в пользу Армении). Правда, применительно к карабахскому случаю здесь есть определенное лукавство: ведь распад СССР полностью нарушил принцип нерушимости границ, реализуя при этом право наций на самоопределение. И в этом случае непонятно, почему должны были считаться неприкосновенными границы бывших союзных республик. Тем более что коммунистические власти СССР рисовали эти границы в высшей степени произвольно.

И почему в ходе распада общей страны народы оказались поделенными на сорта в соответствии с советской иерархией национальных образований? То есть почему союзные республики имели безусловное право на выход из состава СССР, а автономные республики и области не имели права на выход из состава союзных республик? Если СССР был так ужасен, почему его искусственная иерархия народов священна и неприкосновенна?

Таким образом, если в историческом контексте искать в Карабахском конфликте правых и виноватых смысла нет, то в контексте распада СССР несколько более правыми все-таки надо признать армян – они по крайней мере были более последовательными, следуя исключительно праву на самоопределение. Азербайджан же, безусловно признавая это право для самого себя, полностью отказал в нем Карабаху.

Армянский анклав в составе Азербайджана, Нагорный Карабах (Нагорно-Карабахская автономная область, НКАО), был источником конфликтов на протяжении почти всей истории СССР. И в его распаде сыграл роль как минимум не меньшую, чем прибалтийский, грузинский и украинский сепаратизм. Уже в феврале 1988 года началась борьба за юридический статус региона, сопровождающаяся стремительным ростом межнациональной напряженности. В январе 1990 года между двумя республиками формально еще единой страны началась самая настоящая война. Лихорадочные попытки Москвы, которая, по сути, заняла сторону Баку, урегулировать ситуацию лишь усугубляли ее. После августа 1991 года, хотя СССР формально еще существовал, стороны уже совершенно перестали сдерживать себя.

На территории Азербайджана находилась гораздо более крупная по размерам группировка Советской армии, чем на территории Армении. При этом Азербайджан в 1991–1992 годы «отжимал» ее технику в весьма жесткой форме. Армейские части уходили в Россию почти с боями (не обходилось, впрочем, без прямого предательства, то есть сдачи техники Азербайджану за «умеренную мзду»). В итоге Азербайджан получил 436 танков, 558 боевых машин пехоты (БМП), 389 бронетранспортеров (БТР), 388 артсистем, 63 самолета и 14 боевых вертолетов.

Армения же действовала «интеллигентно», поделив с Россией технику «по справедливости», то есть поровну. И получила лишь 120 танков, 164 БМП, 56 БТР, 225 артсистем, 6 самолетов и 12 боевых вертолетов. При этом почти вся российская часть техники осталась в Армении в составе группировки российских войск на территории страны (127-я мотострелковая дивизия, затем – 102-я военная база), причем ее пребывание до сих пор оплачивает сама Армения. В итоге, проиграв в количестве полученной техники, Ереван выиграл в качестве отношений с Москвой.

6 января 1992 года НКАО официально провозгласила независимость под названием Нагорно-Карабахской Республики (НКР), причем в более широких границах за счет нескольких районов собственно Азербайджана... Стороны также вели массированные артиллерийские обстрелы населенных пунктов друг друга, а затем (по мере получения боевых самолетов) стали наносить по ним авиационные удары. О какой-либо избирательности обстрелов и налетов говорить было бессмысленно, как и о защите мирного населения. И армяне, и азербайджанцы стремились любыми способами очистить города и села НКР от представителей «вражеской» нации.

8–9 мая армяне добились самого крупного с начала войны успеха, захватив город Шуша. Он занимал господствующее положение над Степанакертом, именно из него велись массированные обстрелы столицы НКР. С потерей Шуши стратегическое положение азербайджанской армии значительно ухудшилось, серьезный удар был нанесен и по ее боевому духу. Через 10 дней армяне захватили город Лачин, находившийся за пределами территории НКР, установив тем самым наземную связь между Карабахом и Арменией. Тремя днями ранее (15 мая) Армения – в отличие от Азербайджана – вошла в число стран, подписавших с Россией Договор о коллективной безопасности. Это фактически обезопасило ее от вмешательства в войну Турции на стороне Азербайджана (о чем Анкара заявляла в это время уже почти открыто).

В июне 1992 года азербайджанские войска развернули крупное наступление в Карабахе, поначалу добившись определенных успехов. К середине июля, однако, оно выдохлось, к концу августа армяне вернули большую часть утраченных позиций. В октябре азербайджанцы попытались вернуть Лачин, вновь изолировав Карабах от Армении, но безуспешно. Зато армяне в марте 1993 года захватили Кельбаджарский район, не относящийся к НКР и находящийся между территориями Карабаха и Армении. После этого связь между ними стала по-настоящему прочной и устойчивой, обеспечивая бесперебойные поставки оружия и подкреплений из Армении в НКР.

Азербайджанская армия постоянно пыталась переходить в наступление на различных направлениях, но все ее атаки почти сразу вязли в армянской обороне. Контрнаступления армян оказывались гораздо успешнее. В конце июня армяне захватили Мардакерт, а через месяц – Агдам, также находящийся за пределами НКР. Череда тяжелых поражений привела к серьезному внутриполитическому кризису в Азербайджане и свержению президента Эльчибея, которого сменил Гейдар Алиев (бывший руководитель Азербайджанской ССР). Однако перелома ситуации это не обеспечило. В октябре–ноябре армяне захватили еще несколько районов Азербайджана за пределами НКР, еще более укрепив территориальную связь с Арменией и установив ее с Ираном. Это было весьма важно в свете того, что Тегеран, будучи основным региональным противником Анкары, в данном конфликте поддерживал не единоверцев-азербайджанцев (шиитов, как и иранцы, но при этом тюрков), а православных армян (вековых врагов Турции).

В феврале 1994 года азербайджанская армия развернула крупномасштабное наступление с севера на Кельбаджар с целью вернуть все захваченные районы собственно Азербайджана и вновь отрезать НКР от Армении. Наступление велось в тяжелейших природных условиях (высокогорье, низкие температуры, снежные заносы). Поначалу азербайджанцы добились успехов, сумев глубоко вклиниться в армянскую оборону. Но почти сразу последовал армянский контрудар, который привел к полному разгрому азербайджанских войск. Эти события, случившиеся четверть века назад и известные как сражение за Омарский перевал, оказались решающими в ходе всей войны. Стало ясно, что у Азербайджана нет шансов на победу.

ПОЛНАЯ ПОБЕДА

В апреле армяне продолжили наступательные операции, расширяя контролируемую территорию за пределами НКР. В начале мая стороны наконец-то подписали при посредничестве России соглашение о прекращении огня, которое действует до сих пор. Линия фронта фактически превратилась в государственную границу.

Армяне одержали полную победу. Под их контролем оказалось в целом 13,4% территории Азербайджана. От территории бывшей НКАО они контролируют 92,5%, а от территории провозглашенной в январе 1992 года НКР (она, как было сказано выше, больше НКАО) – 85%. Соответственно азербайджанцы удержали небольшие территории на северо-востоке бывшей НКАО, зато потеряли районы, не относившиеся к Карабаху, расположенные между этой республикой и территориями Армении и Ирана. В итоге НКР в ее нынешнем виде получилась весьма компактной и удобной для обороны. За прошедшие два десятилетия на ее границах выстроены мощные укрепления, штурмовать которые будет исключительно сложно. При этом территории Армении и НКР полностью зачищены от азербайджанцев, территория Азербайджана – от армян.

Азербайджан потерял в ходе войны 11,5 тыс. человек убитыми (имеются в виду только военнослужащие, число погибших мирных жителей точно неизвестно), 186 танков (160 Т-72 и 26 Т-55), 111 БМП, 8 БТР, 7 самоходных артустановок (САУ), 47 орудий и минометов, 5 реактивных систем залпового огня (РСЗО), 16 самолетов и 6 вертолетов. Кроме того, после войны было списано поврежденной техники: 43 танка (в том числе 18 Т-72), 83 БМП, 31 БТР, 1 САУ, 42 орудия и миномета, 8 РСЗО. При этом, правда, были захвачены у армян 23 Т-72, 14 БМП, 1 САУ, 8 орудий и минометов.

Армения признала потерю 52 танков Т-72, 54 БМП, 40 БТР, 6 орудий и минометов, 1 самолета и 5 вертолетов. Потери Карабаха, естественно, были неизвестны. С другой стороны, значительная часть потерянной Азербайджаном техники была захвачена армянскими силами либо в полной исправности, либо с незначительными повреждениями и вошла в состав Вооруженных сил Армении и НКР. Более того, не исключено, что часть техники, которую Ереван декларировал как потерянную, была на самом деле передана карабахской армии. Людские потери Армении оцениваются в 5–6 тыс. человек, включая и мирных жителей.

Между двумя странами и народами сохраняется обстановка острой взаимной ненависти, их позиции по разрешению конфликта остаются взаимоисключающими. НКР до сих пор никем не признана, но практически полностью интегрирована с Арменией. Сложившийся статус-кво вполне устраивает армян, но совершенно неприемлем для азербайджанцев, которые благодаря значительным нефтяным доходам стремительно наращивают военный потенциал. То, что рано или поздно война за Карабах возобновится, практически не вызывает сомнений. А вот ее исход предсказать исключительно сложно. Тем не менее тенденция к обострению обстановки в последнее время налицо. Возможно, что война гораздо ближе, чем многие думают.

Лента новостей

Похожие новости